ЯРМАКС: Новости

О "выборах" 10.03.2018

О "выборах"

Согласно ФЗ «О выборах Президента РФ» гэбэшный режим РФ прописал себе право изготовления избирательных бюллетеней, как и открепительных удостоверений (для досрочного голосования в т.ч.), в Специализированных полиграфических организациях (подконтрольных режиму- могут печать что надо и сколько надо) «не более чем на 1,5% числа зарегистрированных избирателей». Кто может проверить эти «проценты» -1,5 или 150?
Списки избирателей составляет, хранит и уничтожает сам режим, (кстати, выборная документация по закону хранится только 1 год и вскрывается только по решению гэбэшного, а других и нет, суда). Кто в этих списках избирателей - «двойной», живой, мертвый(но для выборов «живой»), находящийся внутри РФ или за её пределами, и сколько их вообще, избирателей - это тайна (в т.ч.согласно «закона о персональных данных») и ею владеет только режим. 

Так же согласно закона, режим дал право на изготовление избирательной документации (бюллетеней и т.д.) участковым избирательным комиссиям на участках, образованных в труднодоступных или отдалённых местностях, на судах, находящихся в день голосования в плавании, на полярных станциях и на избиручастках, образованных за пределами РФ. Таких «временных» избирательных участков режим может скоропалительно создать (и это уже стало рф- выборной практикой) сколько ему необходимо, так же как и напечатать столько бюллетеней -сколько ему нужно.
В протоколах итогов голосования главное- это что бы «бились» контрольные цифры, которые и планируются режимом и соответствующе подгоняются по ситуации под нужную картину. Контрольное соотношение (должно быть равно 0) - это соотношение полученных/выданных избиркомиссией бюллетеней, открепительных удостоверений, а также количество неиспользованных или испорченных. Кто бывал на «выборах» наблюдателем, тот помнит, как председатели комиссий бьются с этими контрольными цифрами, трезвоня «наверх», согласовываясь и задерживая сдачу протоколов в гэбэшную систему ГАС «Выборы». В законе написано:
«Если после ввода содержащихся в протоколах данных в ГАС «Выборы» обнаружены допущенные про вводе технические ошибки, корректирующие данные вводятся в ГАС «Выборы» исключительно на основании мотивированного решения территориальной избирательной комиссии (ТИК)». А ТИК уж, поверьте, мотив, спущенный режимом, найдёт. Избиратели и наблюдатели могут пытаться ловить режим на «каруселях», «вбросах», на выездных голосованиях, выбрасывать из кабинок для голосования ручки с исчезающими чернилами и т.д.и т.п., могут считать пришедших на участки избирателей - если об этих участках они будут знать, и если будут допущены, но режим, как вы видите, имеет все возможности крутить счётчик «выборов» изнутри- как ему вздумается. 

Режим в очередной раз организовал этот выборный цирк, запустил в него своих гэбэшных кукол-кандидатов в президенты, и, играя в демократию и разводя РФ-избирателей и Запад, тащит их на «выборы», взывая к гражданскому долгу, добиваясь от них признания «существования» выборов, легитимности преступной власти и одновременно делая всех участвующих в гэбэшных «выборах» избирателей соучастниками своих преступлений.

Игорь Огородник.

#гэбизм #gebizm #путинизм #БойкотГэбэшныхВыборов

Возврат к списку

Оцените новость:
(Нет голосов)

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 8 След.
Мне нравится0
Гость
Цитата
Гость пишет:
одновременно нашли наркоту в посольстве РФ в аргентине и взялись за повышение пенсионного возраста.
Совсем человеку плохо. Видать всё, усыхает последняя извилина.
Добавить вопрос
Имя Цитировать Мне нравится0
Мне нравится0
Гость
Цитата
О "ВЫБОРАХ"
Какие наф выборы?
146% егеря победят при всех подсчётах.

Кстати:
Как то почти одновременно нашли наркоту в посольстве РФ в аргентине и взялись за повышение пенсионного возраста.
Совпадение? Не думаю (С)
Кажись все реформы или под наркотой или от её отсутствия...
Как иначе понять что то полгода торжественно акцизы на бензин снижали, а теперь опять поднимать взялись?
Добавить вопрос
Имя Цитировать Мне нравится0
Мне нравится0
Будущее РФ – жопа им. Чавеса-Мадуро
kungurov

Будущее РФ – жопа им. Чавеса-Мадуро

Начало здесь. В 2015 г. у меня вышла книга «Нефтяная ломка», где я констатировал неизбежность критических проблем в случае длительного падения нефтяных котировок у трех углеводородных диктатур – Венесуэлы, РФ и Ирана. Хотя они в любом случае находятся в стадии системного кризиса и их коллапс неизбежен. Как видим, цены на нефть с тех пор почти вдвое отыграли падение, но это не привело к экономической стабилизации, а лишь снизило скорость деструктивных процессов. Вместо обвала в пропасть в случае РФ мы наблюдаем медленное в нее сползание.

Что же общего у этих трех умирающих динозавров? Если не отвлекаться на второстепенные детали, как, например, характерную для данных деспотий американофобию, то мы видим яркие примеры рентных экономик, по структуре воспроизводящих доиндустриальный тип хозяйствования. Что такое рентная экономика, я предельно доходчиво описал в этих постах. Поскольку экономический базис общества деградирует, то и политическая надстройка архаизируется до моделей, свойственных средневековому социуму. Происходит инволюция, то есть явление, обратное эволюции, когда социальные системы не усложняются в ходе своего развития, а примитивизируется, возвращаясь к уже отжившим архаичным формам.

Две яркие революции отката (возвратные революции, консервативные революции – устоявшегося термина пока нет) конца XXстолетия – это Исламская революция в Иране 1979 г. и Великая криминальная революция в СССР 1991 г. (именно так ее предлагают именовать многие западные историки, да и в отечественной публицистике определение уже прижилось). В обоих случаях правящие элиты в качестве цели взяли не умозрительный проект общества будущего, а декларировали возвращение к истокам. В одном случае к некоему исламскому идеалу, очищенному от современной скверны; в другом – к РКМП.

На рубеже третьего тысячелетия венесуэльский диктатор Уго Чавес провозгласил боливарианскую революцию – в ней он видел реинкарнацию ценностей национально-освободительного движения, которое в начале XIX столетия возглавил Симон Боливар, ценностями которого объявлены антиолигархизм, антиимпериализм и социализм XXI века. На деле, конечно, бесноватый полковник не собирался реконструировать эпоху Боливара, боливарианство – всего лишь яркая форма популизма, а реальные действия Чавеса в экономической сфере заключались в смене менеджмента государственной нефтяной кампании PDVSA на «своих пацанов», ставших новой элитой страны. В начале нулевых на страну, обладающую самыми большими в мире запасами нефти, обрушился золотой дождь. Но у полковника Чавеса, так же, как и у подполковника Путина, мозгов хватило только на то, чтобы тратить эти сверхдоходы на покупку лояльности масс (помимо воровства, конечно, кое являлось абсолютным приоритетом). В РФ были уже позабытые сегодня нацпроекты вроде «Доступное жилье – гражданам России», в Венесуэле – миссии. Миссия Хабитат заключалась в строительстве социального жилья. Поскольку поток нефтедолларов в Венесуэле был гораздо более широким, то квартиры бедным Чавес повелел раздавать бесплатно. Голытьба его за это буквально обожествляла (примерно как россиянские люмпены млеют от Пуйла) и с энтузиазмом голосовала за команданте Ча на выборах.

Впрочем, с боливарианским социализмом в Венесуэле никак не вытанцовывалось. Причина в банальном воровстве. Например, в 2006 г. вождь пообещал построить для малоимущих за казенный счет 150 тысяч домов (не квартир, а именно домов!). Построено было только 35 тысяч. Остальные деньги тупо распилила правящая братва. С коррупцией Чавес не боролся, он ее возглавлял. В условиях, когда рентные доходы буквально сыпались с неба, это решало все вопросы. Сельское хозяйство загнулось? Не беда, купим жрачку в соседних странах. Металлургия в упадке? Да нах она вообще нужна? Нерентабельно! В 2000 г. Венесуэла производила 21 тысячу автомобилей в год, теперь примерно ноль. Почти в 8-10 раз сократилось производство стали, в четыре раза упало производство цемента Безработица растет? Государство создает любое количество рабочих мест – в армии, полиции, госструктурах. На госслужбе оказалось трудоустроено невообразимое количество людей – около трех миллионов – это примерно треть всего трудоспособного населения.

Казалось бы, объявленное строительство социального государства подразумевает вложение в образование и медицину. Хотя бы своих врачей и учителей страна должна была воспитать. Хрен вам! Великий кормчий боливарианской революции выменял на нефть у Кубы 60 тысяч врачей и учителей. Никаких зачатков фармакологической промышленности, как вы понимаете, в стране не появилось, все таблетки закупались за границей, а населению они раздавались либо бесплатно, либо реализовывались в аптеках с 40-процентной скидкой.

Пока в страну перли шальные деньги от экспорта сырья, все проблемы решались по щелчку пальцев команданте. Но, в данном случае слова «решение проблемы» – это не результат, а процесс. Проблему бедности, например, Чавес 15 лет решал-решал, решал-решал, да так и не решил. Ну, вроде как количество малоимущих снизилось с 48% в 1999 г. до 32% в 2013 г. – ровно на треть. За то же время боливарианская братва разбогатела в сотни тысяч раз. Олигархи из числа путинских дружков шокируют богатых европейцев роскошью своих замков, яхт и размахом кутежей. Точно так же американцы офигевают от венесуэльцев, сорящих деньгами в Майами. Один нюанс: россианская мафия предпочитает легализовать свои капиталы в виде частных состояний, а в Венесуэле олигархия официально запрещена, поэтому там мультимиллионерами являются госслужащие – чиновники, силовики, менеджеры нефтяной госкорпорации. В общем там решили не заморачиваться с отмывкой бабла и легализацией состояний. Такой вот получился социализм по-Чавесу.

Кое-кто попытается возразить, что до Чавеса несмотря на то, что нефть в стране в нехилых количествах добывается с 1917 г. население не очень-то жировало. Так и есть. В 50-70-е годы экономика Венесуэлы была самой процветающей в Латинской Америке. ВВП на душу населения примерно соответствовал западноевропейскому, но подавляющее большинство населения в этом празднике жизни никак не участвовало. Нефтяные месторождения в основном раздавались в качестве концессий, с которых государство имело весьма скудные налоговые удои. В 1917-1975 гг. общий размер доходов иностранных нефтяных корпораций в Венесуэле превысил $200 млрд., тогда как казна получила от них лишь около $45 млрд. Нефтяные бенефициары, как местные, так и зарубежные (доминировали в отрасли американские компании), не видели особого смысла вкладывать прибыль в туземную экономику. Традиционные для латиноамериканских бантустанов коррупция и политическая нестабильность сильно портили инвестиционную привлекательность Венесуэлы. Да, верхушка купалась в роскоши, кое-что перепадало среднему классу, но львиная часть гешефтов утекала за рубеж.

В 1959 г. к власти при помощи военных, свергших диктатора Хименеса, пришел бывший коммунист Бетанкур, перекрасившийся в умеренного социалиста-демократа. Он взял курс на огосударствление экономики. В 1976 г. правительство Переса наконец, национализировало нефтяную отрасль, оформив ее в виде монстрозной государственной корпорации PDVSA. Думаете, населению от этого что-то перепало? Нихрена подобного! Точно так же от отжима путинской шайкой «Юкоса» россианцы нисколечки не стали богаче. Наоборот, они в итоге от такого «огосударствления» сильно потеряли.

Как бы вы ни относились к приватизации 90-х, в ходе которой московский комсомолец-банкир Миша Ходорковский вмиг стал главой одной из крупнейших нефтяных корпораций мира, но он сумел за несколько лет превратить компанию в эффективно управляемую, способную реализовать масштабные инвестиционные и высокотехнологичные проекты. Под началом Сечина «Роснефть» официально признана самой дурно управляемой корпорацией мира. После IPO капитализация «Роснефти» превысила $100 млрд. Потом она приобрела ТНК-ВР за $56 млрд. и поглотила «Башнефть». В итоге сегодня «Роснефть» стоит порядка $66 млрд. при долгах в $58 млрд.

Можете назвать хоть одну сырьевую корпорацию, которая бы сумела столь масштабно обосраться? Вопрос риторический. Конечно, еще более феерически обделался «Газпром», который, имея в 2008 г. капитализацию свыше $364 млрд и потративший с тех пор на капвложения свыше $320 млрд. теперь стоит жалкие $50 млрд. Точнее, он имеет отрицательную стоимость, поскольку его долги превысили $54 млрд. То есть если государство вдруг решит продать «Газпром», то оно должно будет доплатить покупателю еще пяток ярдов зеленью. Но тут надо учитывать специфику – эта шарашка всегда была государственной и управлялась с соответствующей эффективностью.

Вот примерно в таком же стиле начали рулить PDVSA и венесуэльские «эффективные менеджеры» после национализации. У них лично все было в шоколаде, даже не смотря на падение мировых цен на черное золото в середине 80-х, но государство почему-то стало получать от экспорта нефти еще меньше, чем от хищных олигархов. Ну, а Чавесу просто фартануло: после его прихода к власти баррель попер в гору, что дало средства для финансирования боливарианской революции. Впрочем, чависты жировали не только с прибыли, но еще и в кредит, умудрившись задолжать внешним заемщикам астрономическую сумму в $120-150 млрд (точно никто не знает, потому что с финотчетностью в социалистической диктатуре дело обстоит не лучшим образом).



Но нефтяной кайф оказался не таким уж и долгим по историческим меркам. Падение мировых цен на углеводороды означало крах госбюджета (нефть давала 96% экспортных доходов и две трети поступлений в бюджет), гиперинфляцию (боливар обесценился в 300 тысяч раз), развал социальной инфраструктуры и голод. Голод – это не фигура речи, а суровая реальность. Свое сельское хозяйство в стране фактически издохло, валюты на покупку жратвы катастрофически не хватает. Продовольствие распределяется по карточкам, но прожить на паек невозможно, поэтому беднота начала помаленьку вымирать. В этом году, например, ожидается, что от голода, сопутствующих болезней и антисанитарии вымрет порядка 250-280 тысяч детей. Как видим на снимке вверху, современные детишки упитанностью не отличаются. Шарятся по мусорным бакам в Венесуэле не только пенсионеры и бомжи, как во вставшей с колен Рассиюшке, но вообще все (см. фото). Туземцы еще и дерутся за право первым оприходовать помойное ведро, вынесенное из какой-нибудь кафешки, ибо там могут быть картофельные очистки или свиные кости, из которых можно сварить бульон. Считается, что сегодня от недоедания страдает примерно 70% населения – закономерный итог строительства социализма под руководством мафии.



Система здравоохранения, которую чависты сделали бесплатной для плебса, осталась такой же бесплатной, но фактически перестала функционировать. Лекарств нет, лечить нечем. И некому, зарплату врачам платить перестали и они рассосались. Ко всему прочему на страну обрушился энергетический дефицит. 65% электроэнергии давала единственная в Венесуэле ГЭС «Гури», однако в засушливый сезон уровень воды в водохранилище падает и соответственно, снижается выработка электроэнергии. Богатые могут позволить себе купить бензиновые генараторы, бедные окунаются в каменный век. Бензин до недавнего времени в Венесуэле был бесплатным (за 1 доллар можно было купить 10 тонн бензина), и часть населения выживала за счет контрабанды топлива в другие страны. Теперь цены подняты до уровня, которые правительство считает рыночными, что существенно приблизило катастрофу.

Безработица повальная. Но даже иметь работу – это не значит работать. Например, в 2016 г., когда энергетический кризис придавил особо жестко, диктатор Мадуро перевел всю страну на 4-дневную рабочую неделю, а госслужащих на 2-дневную. Ну, и зарплату, соответственно, стали получать за фактически отработанное время. Минимальная зарплата в стране – 2 (два) доллара. Средней считается $30. Официально уровень безработицы в стране 25%, но фактически он значительно выше. Безработные не получают ничего, кроме талонов на еду. Порядка 10% населения уже сбежали из чавистского рая в соседние страны – там хотя бы в мусорных баках еды больше.

Возникает вопрос: если в последние три года цены на нефть растут, почему ситуация в боливарианском гетто не стабилизируется? Ровно по той же причине, почему в РФ сегодня «Газпром» бьет рекорды по поставкам газа в Европу, и при этом официально работает в убыток. Цель существования газовой монополии – не получение прибыли, а обогащение братвы, сидящей на подрядах (большей частью через совершенно убыточные мегапроекты вроде «Силы Сибири»). В результате компания отягощается активами с отрицательной стоимостью – теми, что не приносят прибыли, но требуют расходов на свое содержание (с этого тоже кто-то кормится). Плюс банальное воровство, плюс технологическая деградация, плюс совершенно безумная бюрократизация, плюс самоубийственная финансовая стратегия, заключающаяся в том, что убытки (ущерб от плохого управления) покрывается за счет заемных средств. Из заемных средств платятся дивиденды, налоги, бонусы топ-менеджерам, финансируются спортивные мегастройки и «благотворительность». В итоге, как я указывал выше, долги «Газпрома» превысили его стоимость, а сам он уже не только фактически, но и по отчетности стал убыточным. И это, заметим, на фоне двукратного роста цен на углеводородное сырье и росте объемов экспортных поставок. В «Роснефти» мы наблюдаем ровно те же процессы.

Если в РФ государственный сырьевой сектор пришел пока только к финансовому коллапсу, то в Венесуэле вслед за ним последовал и технологический распад отрасли. Сегодня Венесуэла добывает порядка 1,5 млн баррелей нефти в сутки против докризисных 3,5 млн. При этом собственно доходы государства от продажи нефти снизились по словам Мадуро более чем в 40 раз. Звучит феерично, но в принципе правдоподобно. Не стоит забывать, что Венесуэле приходится сейчас расплачиваться по долгам, сделанным в эпоху процветания.

Самая богатая нефтью страна мира в такой безнадежной жопе, что многие недоумевают: почему диктаторский режим там до сих пор не рухнул? Вот тут мы сталкиваемся с удивительным феноменом: при том, что населению терять уже абсолютно нечего, оно сохраняет пассивную лояльность режиму. Да, массовые голодные бунты происходят повсеместно и почти непрерывно, но политических последствий не имеют. Оказалось, что в стране нет оппозиции. Ну, то есть она имеется, но живет где-то в фейсбучно-твиттерном мире, а в реальности никак себя не проявляет. Нет того буйного, который влезет на броневик и направит агрессивную многотысячную толпу на президентский дворец, нет того флага, за которым бы пошли недовольные. Даже намека на своего Навального там нет. Полный, абсолютный политический вакуум в сфере уличного протеста.

Причина этого недоразумения рассмотрена в прошлом посте – при архаизации экономической модели, откате ее в прошлое, не происходит развития конфликта между отживающим старым социально-экономическим укладом и нарождающимся новым. Просто потому, что ничего нового в этой ситуации народиться не может. Соответственно и политического субъекта, выражающего интересы модернистской части элиты, не возникает. В царской России в последние десятилетия своего существования нарастал конфликт между старой феодальной (рентной) элитой и буржуазией – именно он порождал и народовольцев, и эсеров-бомбистов, и даже радикальных социалистов в лице большевиков. Хоть и ползком на четвереньках, но Российская империя все же двигалась по пути прогресса, по пути накопления системной сложности.

Сегодня Россия, Венесуэла и Иран не эволюционируют, а инволюционируют (системно деградируют), и это, как ни странно, снимает напряжение внутри социальной системы. Протест становится БЕССТРУКТУРНЫМ. Точно такие же бессмысленные и безрезультатные голодные бунты происходят сегодня в Иране. Но их никто не пытается возглавить, никто не в состоянии воспользоваться массовым недовольством для прихода к власти, революционный субъект отсутствует. Если в обществе нет движущего противоречия, нет противостоящих политических субъектов, то вместо революции происходит распад государства, превращение очередного фэйлед стэйт в Дикое поле вроде Афганистана, Сирии, Ливии или Лугандонии.

Кстати, события последних лет в Иране и Венесуэле вбивают осиновый кол в теорию заговора, согласно которой за всеми цветными революциями и бунтами в мире стоят США. В Иране даже американского посольства нет уже 40 лет, некому печеньки раздавать. И при всей махровой иранофобии администрации Трампа последний палец о палец не ударил для того, чтобы поддержать иранских бунтовщиков материально или хотя бы морально.

С Венесуэлой и того пуще – Америка не только не пытается спровоцировать крах режима Мадуро, но она же его и поддерживает на плаву к неописуемой ярости тамошней фейсбучно-твиттерной оппозиции, которой остается лишь умолять гринго не давать больше займов Мадуро и не закрывать глаза на фактический дефолт страны по внешним долгам (порядка 70% платежей благополучно просрочены).

Аналитики предрекали скорое падение чавистского режима уже в 2016 г. когда системный кризис в этой стране перешел в неконтролируемую стадию, но его не произошло. Однако ни малейшего шанса выстоять у режима Мадуро нет. Просто боливарианская мафия умрет вместе со страной, в которой она базируется. За счет чего она, мафия, выживает сегодня: хоть добыча нефти и упала до уровня 70-летней давности, но какой-то трафик сохраняется. Кэш поступает в распоряжение боливарианской братвы, контролирующей национальную нефтегазовую корпорацию PDVSA. Валюта реализуется на черном рынке, а в бюджет поступает лишь шестая часть от выручки, потому что официальный курс доллара в стране занижен в эти же шесть раз. Собственно, именно этим и объясняется то, что при падении добычи нефти на 60% доходы государства от продажи нефти упали более чем в 40 раз.



На эти деньги за границей покупается жрачка, которая распределяется по карточкам среди дичающего населения. Массам объясняют, что во всех бедах виноват американский империализм, который хочет отобрать у венесуэльского народа завоевания социализма, и потому раскачивать лодку негоже. Дескать, если вернутся к власти олигархи – лучше не станет, но талоны на еду раздавать перестанут, а из бесплатных квартир люмпенов повыгоняют обратно на улицу. Такая пропаганда работает просто мегаэффективно. Именно вымирающие от недоедания голодранцы горой стоят за Мадуро. Да, они бунтуют, грабят магазины (на фото), но они же не требуют смены правительства, они лишь просят, чтоб им давали больше хавки. И убивают они не полицаев, а таких же бедолаг за кусок мяса или право первым обшарить мусорный бак. Агрессия зашкаливает, но она не направлена в политическое русло, а приводит лишь к саморазрушению социума. Наиболее опасная для правящего режима часть населения – образованная молодежь, специалисты, интеллигенция, просто бегут из этого чумного барака, куда глаза глядят. За ними бегут те, кто еще физически способен бежать. На фото видно количество желающих пересечь границу с Колумбией. И это лишь один КПП.



Почему армия сохраняет лояльность режиму? Она давно превратилась в кокаиновый наркокортель, и благодаря дружбе Чавеса и Мадуро с кремлевской братвой, имеет надежный канал сбыта (через РФ идет порядка 90% кокаинового трафика в Европу). Поэтому силовики горой стоят за усатого фюрера и решительно расстреливают как демонстрации противников режима (они периодически еще случаются), так и просто голодные бунты. Кстати, так называемые «кредиты» РФ Венесуэле – это не бескорыстная помощь братскому диктаторскому режиму, а плата за поставки кокса.

Фактически угрозы диктатуре изнутри нет, внешние игроки тоже не желают соваться в венесуэльскую клоаку, но режим стремительно разваливается даже без всякого противодействия. Все логично: если страна инволюционирует к военно-феодальному укладу и рентной экономике (сырьевая рента и наркотрафик), то следующей стадией «развития» становится распад государства и воцарение отношений, свойственных для первобытно-общинного строя, когда дикие племена гасят друг друга, деля кормовую базу – все те же наркотрафик и возможность брать дань с белых людей, которые придут в Венесуэлу добывать нефть после краха боливарианского режима. Ровно то же самое сегодня можно наблюдать, например, в Ливии.

Путь России – это путь Венесуэлы, который она повторяет буквально след в след с лагом в 3-4 года. Режим Пуйла рухнет даже в том случае, если его никто не станет расшатывать, он сам выродится до нежизнеспособного состояния. Но шансы избежать полного распада у РФ после неминуемого краха путинизма, все же больше, чем у дружественного латиноамериканского концлагеря. Почему, расскажу далее (Продолжение следует)

https://kungurov.livejournal.com/212451.html
Добавить вопрос
Имя Цитировать Мне нравится0
Мне нравится0
Гость
Цитата
Гость пишет:
Глебов скоро главой будет
Туда ему и дорога. Одним дурнем больше будет в городе.
Добавить вопрос
Имя Цитировать Мне нравится0
Мне нравится0
Игорь
Цитата
Почему в РФ до сих пор не полыхнуло? пишет:
Причина в том, что…
...кругом враги и дураки, то есть сплошное невежество. Это к тому, что дураки, что не учимся, вот и врагами сами себе становимся, потому как самообразованием заниматься не хотим. "Огни притона заманчиво горели". Иллюзий тоннами зомбоящик в головы суёт. Проститься с оными желания не возникает. Да и, вообще, на кой ляд учиться, лучше в проститутки подадимся мы. Станем переступниками, да залезаем повыше в цепь передателей, клюём ближнего, посерем на нижнего. А потом стонем: "Занесло, занесло куда-то, занесло меня..."
Добавить вопрос
Имя Цитировать Мне нравится0
Мне нравится0
Гость
Цитата
Гость пишет:
Цитата
Гость пишет:
Цитата
Почему в РФ до сих пор не полыхнуло? пишет:
kungurov




https://kungurov.livejournal.com/212186.html
100 лет существует бандитская власть и ничего......
Точно тогда Глебов проговорился про баранов- точнее не скажешь.
Глебов скоро главой будет
Добавить вопрос
Имя Цитировать Мне нравится0
Мне нравится0
Гость
Цитата
Гость пишет:
Цитата
Почему в РФ до сих пор не полыхнуло? пишет:
kungurov

Почему в РФ до сих пор не полыхнуло?

Казалось бы, правящая мафия делает все, чтобы в Рассиюшке майданахнуло. И пенсионеров грабит, и уровень жизни быдломасс успешно снижает в условиях третий год растущих цен на нефть, и налоги взвинчивает безумно, и сажает всех, кого ни попадя, за лайки и репосты, а теперь даже за анекдоты . Элитка сладострастно демонстрирует плебсу свои яхты и дворцы. Но ничего не происходит. Почему?

Ответ прост – россиянцы в массе своей позорные рабы и терпилы. Они терпилами родились, ими же и подохнут. Из искры не возгорится пламя, потому что дерьмо не горит. Сырое – точно. Вот если его высушить до состояния кизяка, то оно может немножко тлеть, коптя и воняя вокруг. Но кремлядь пока в состоянии надежно увлажнять навозную кучу вокруг себя. Так что майдана не будет. Пока не будет.

Но можно ли вечно опускать 140-миллионную популяцию? Где та красная линия, за которую переходить нельзя, иначе бунт, и есть ли она вообще? Теоретически порог терпильства даже у русских рабов где-то там должен быть. Ведь при царях крепостные порой бар на вилы подымали, а рабочие баррикады строили. Но, боюсь, качество человеческой массы сильно снизилось с тех пор. И, самое главное, у верхов, помимо классических кнута и пряника, появился еще и третий инструмент поддержания господства – зомбоящик. И пока телезависимое поколение не передохнет, ждать революции снизу по большому счету бессмысленно.

Давайте поглядим, до какого положения еще можно безопасно опустить россианцев. Сегодня в замкадской Раше средняя зарплата на уровне 18-25 тыс. руб. (Росстат катает вату про 40 тыс., но он давно уже живет на какой-то другой планете). И ничего, ватная популяция всем довольна и нежно любит партию, правительство и самого фюрера. Кстати, если даже поверить росстатовским сказкам о том, как прекрасно живут россианцы, то картина получается такой, как на картинке – зарплаты на уровне африканских стран.

Но в Африке же аборигены периодически бунтуют? Тунис, Ливия, Египет, Зимбабве опять же… Да, есть такое дело. Но характеристики населения этих стран принципиально отличаются от свойств россианской популяции. Если в теплых бантустанах доля населения до 30 лет составляет 50-70%, то в РФ она на уровне 35% с тенденцией к снижению. Революцию делают молодые, а не старики, и если в том же Египте уровень безработицы среди молодежи достигает 30%, то это фактор повышенной опасности. Население растет быстрее, чем экономика, и миллионы молодых людей оказываются лишними – вот это и есть хворост революции!

В Рассиюшке же население опасного революционного возраста по данным на 2016 г. 20-29 лет составляет всего 20 миллионов голов. При этом одних только пенсионеров – 43 миллиона. Пассивное овощное большинство от 40 лет и выше – более 70 миллионов. Их можно ставить рачком совершенно не опасаясь бунта, что мы и наблюдаем на примере происходящего на наших глазах пенсионного грабежа. В этом сонно побулькивающем болоте любые протестные потуги безнадежно вязнут в тине рабского патернализма и духовноскрепного этатизма.

Но ведь революцию всегда делает пассионарное меньшинство, какие-нибудь 1-2% населения – возразят мне некоторые. Да, но это должно быть меньшинство, которому есть, что терять. Скажем, если у среднего класса в какой-нибудь Мьянме или Бразилии власть начинает отнимать политические свободы или экономические привилегии, тот сразу же выходит на улицу. В РФ средний класс составляет слой привилегированных госслужащих – чиновники, силовики, судьи, менеджмент госкорпораций и аффилированный с государством частный бизнес. Это та часть населения, которая категорически не заинтересована в изменении сложившегося статус-кво.

Исключение из общего правила являет собой разве что столица, где, на дрожжах нефтегазового процветания за 20 лет народился относительно независимый от государства средний класс, но выглядит он чрезвычайно хиленько. К тому же он сильно пропитан конформизмом, идейно незрел и протест в этой среде носит преимущественно пассивный характер, выражающийся в стремлении эмигрировать при ухудшении среды обитания.

Давайте детальнее рассмотрим потенциально опасную часть населения – молодых людей, достигших совершеннолетия, но не перешагнувших 30-летний рубеж. Хочется увидеть в них первое непоротое интернет-поколение – не хлебнувшее совка; не холодеющее от ужаса при воспоминании о лихих 90-х (они его не помнят в силу возраста); не отравленное зомбоящиком (это удел овощей-старперов); космополитичное, презирающее ватный патриотизм, свободно говорящее по-английски; не зараженное пошлым имперством и казарменным этатизмом; мобильное, раскрепощенное, ценящее всякого рода свободы; ориентированное на «постиндустриальные» сектора экономики, а не пожизненное прозябание в бюджетной клоаке (зато стабильность, блеать!). Но в реальности ничего подобного в сколь-нибудь заметном количестве я не наблюдаю.

ПЕРВОЕ , что само по себе уже безнадежно перечеркивает ожидание – махровый инфантилизм россианской молодежи. Нормальной считается ситуация, когда до 30 лет отроки живут с родителями и зависят от них материально. Это очень сильно сказывается на психике. Такой индивид в принципе не способен на протест. Когда же он как бы встает на ноги – тут уж и старость на горизонте, уже не до майданов, свои чада подрастают.

ВТОРОЙ фактор, который снижает революционный потенциал россианского общества – врожденный конформизм молодого поколения. Яблоко от яблоньки падает недалече: трусливые родители-конформисты воспитывают конформистов-детей. Правда последние более практичны, циничны и морально эластичны. Они отлично понимают, что места под солнцем для всех не хватит, и потому надо быть конкурентоспособной особью. Их цель – сделать карьеру на госслужбе, являющейся практически единственным социальным лифтом (прежде всего это относится к силовым структурам). Конечно, у большинства иллюзии со временем будут разбиты, но к тому времени лузеры уже перейдут в овощную категорию и перестанут быть потенциально опасными для правящего режима.

ТРЕТЬЯ причина социальной недееспособности молодого поколения – глубокая его маргинализация. В силу своей профессиональной деятельности мне часто приходится работать даже не в провинции, а в так называемой глубинке, в депрессивных 50-тысячных городах и затхлых райцентрах, где проживает примерно треть населения РФ. Я воочию наблюдаю процесс маргинализации населения, включая молодую его часть. Молодежь разделяется на два потока: одни четко настроены свалить отсюда и любой ценой закрепиться в ближайшем областном центре. Наиболее амбициозные молодые люди стремятся покорить столицу. Для них эталоном жизненного успеха является въехать к 40 годам в собственную квартиру, приобрести машину и успеть до пенсии расплатиться с долгами по кредитам.

Второй категория отроков глубинки, вступающая в большую жизнь, стремится взять все здесь и сейчас. Быстрый путь к успеху – криминал. Простейший способ обретения суррогатного счастья – алкоголь, наркота и фри лав. Глубинка вставшей с колен Рассиюшке абсолютно депрессивна и социально дегенеративна. В провинции дела не многим лучше. Более-менее «креативный класс» оформился лишь в столице, но погоды он не делает.

ЧЕТВЕРТОЕ , и самое главное. В РФ нет того самого «постиндустриального» контура экономики, который бы генерировал запрос на новый общественный уклад. В свое время развитие индустрии и урбанизация в Российской империи создали социальную базу для краха феодализма в стране. При всем своем страхе и нежелании идти в ногу со временем Россия при трех последних царях, хоть и с катастрофическим отставанием, но все же эволюционировала в правильном направлении. Сегодня в РФ наблюдается масштабная инволюция (деградация), когда не формируется новый экономический уклад, а лишь разрушается старый, индустриальный. Базисом экономики становится рентная модель хозяйствования, характерная для Средневековья с той лишь разницей, что тогда преобладала земельная рента, а сегодня в РФ – сырьевая.

По указанной причине никакого нового «пассионарного» слоя в Раше возникнуть не может. Тот, кому тесно и некомфортно в условиях путинской Духовноскрепии, кто не имеет шанса для самореализации здесь, видит только одну возможность – свалить из всего этого дерьма. Да, эмиграция – тоже форма протеста, но это сугубо пассивная его форма. Она серьезно ослабляет правящий режим, но не рождает оппозиции ему внутри общества. Более того, эмиграция стерилизует социальную базу протеста. Именно поэтому кремлядь и не стремится возводить железный занавес по примеру совка – нехай опасный элемент сдристывает.

Революция происходит лишь в обществе, старая политическая надстройка которого перестает отвечать требованиям меняющегося экономического базиса, что порождает неразрешимые в существующей модели управления социальные противоречия. Классический пример: рост промышленности требует массу рабочих, и поэтому в странах, где бурно развивалась промышленность, крепостное право, как пережиток феодализма, ликвидировалось, феодальное дворянство утрачивало доминирующую роль в обществе и монархии уступали место буржуазным республикам.

Противоборство между буржуазией и рентной аристократией за господство в обществе – это принципиальный конфликт, совершенно неразрешимый в рамках феодального общества. Там, где побеждала буржуазия, происходил форсированный переход от аграрного уклада к индустриальному, эти страны начинали развиваться опережающими темпами. Те же общества, где аристократия смогла сохранить свое господство, неизбежно приходили в упадок и вынуждены были меняться или погибнуть.

Теперь честно скажите: какой глубинный социальный конфликт наблюдается в россианском обществе, кто является субъектами этого конфликта? Какая социальная группа представляет собой новый экономический уклад и почему она не может реализовать свои интересы в рамках существующей политической системы? В условиях отката из индустриального общества к феодализму социальные противоречия в принципе не возникают. Конфликт – это двигатель прогресса. Деградация же может протекать в условиях полнейшего консенсуса (это сейчас принято называть стабильностью), что мы и наблюдаем. Таким образом население полностью утрачивает политическую субъектность и ожидать революции снизу не приходится.

Кто-то может возразить в том духе, что конфликт зреет между теми, кто грабит и теми, кого грабят. Ребята, это голимая демагогия! Феодалы Франции грабили крестьян, французские капиталисты грабили наемных рабочих. Но конфликт в 1789 г. возник между буржуазией и монархией, а вовсе не между эксплуататорами и эксплуатируемыми. И на стороне революционеров, и на стороне роялистов сражались друг с другом те самые ограбляемые ими рабочие и крестьяне. Причем потребовалось еще три революции 1830, 1848 и 1871 годов, чтобы буржуазия окончательно демонтировала монархию и прочие пережитки феодализма во Франции.

Схожую с Эрэфией ситуацию мы наблюдаем в Венесуэле. Уж там, казалось бы, население опущено на самое дно – массовый голод, тотальный дефицит, разруха. Средняя по стране зарплата в $30 – это уже на порядок ниже африканского уровня. И где революция? Ее нет и не будет, поскольку внутри Венесуэлы, идущей по инволюционному пути, нет спора между социальными группами (классами) за господство. Борьба внутри боливарианской бюрократии за место у корыта вполне может происходить, но это не повод и не причина для социального взрыва. Поэтому миллионы людей бегут из Венесуэлы (уже сбежало порядка 10% населения), внутри страны происходят и будут происходить голодные бунты, но герильи против боливарианского режима не случится.

Венесуэла превратилась в самую криминальную страну мира, где убивают за еду. Но ведь голодные убивают таких же голодных – это не социальный конфликт, а всего лишь борьба биологических организмов за выживание по законам джунглей. Что безумно шокирует стороннего наблюдателя – это зашкаливающий в барио (так там называют фавелы) уровень поддержки правящего режима, доведшего страну до полного ануса. То есть самые ограбленные как раз и составляют социальную базу грабителей. В РФ та же картина: между ограбленными и грабителями не только нет конфликта, но наоборот – бедные есть надежная опора клептократического режима. Нигде так не истово не любят Пуйло, как в депрессивных городах и вымирающих деревнях.

Так что в принципе при нынешних темпах деградации Великая Раша может стабильно загнивать еще лет 20-30, пробивая одно дно за другим. Постепенно опустится до уровня Венесуэлы, но и тогда восстания рабов в ней не случится.

Но это вовсе не гарантирует, что бандитская Духовноскрепия просуществует еще хотя бы пару лет. Она вообще может навернуться с грохотом и вонью в любой момент. Причина в том, что… (Продолжение следует).


https://kungurov.livejournal.com/212186.html
100 лет существует бандитская власть и ничего......
Точно тогда Глебов проговорился про баранов- точнее не скажешь.
Добавить вопрос
Имя Цитировать Мне нравится0
Мне нравится0
Гость
Цитата
Почему в РФ до сих пор не полыхнуло? пишет:
kungurov

Почему в РФ до сих пор не полыхнуло?

Казалось бы, правящая мафия делает все, чтобы в Рассиюшке майданахнуло. И пенсионеров грабит, и уровень жизни быдломасс успешно снижает в условиях третий год растущих цен на нефть, и налоги взвинчивает безумно, и сажает всех, кого ни попадя, за лайки и репосты, а теперь даже за анекдоты . Элитка сладострастно демонстрирует плебсу свои яхты и дворцы. Но ничего не происходит. Почему?

Ответ прост – россиянцы в массе своей позорные рабы и терпилы. Они терпилами родились, ими же и подохнут. Из искры не возгорится пламя, потому что дерьмо не горит. Сырое – точно. Вот если его высушить до состояния кизяка, то оно может немножко тлеть, коптя и воняя вокруг. Но кремлядь пока в состоянии надежно увлажнять навозную кучу вокруг себя. Так что майдана не будет. Пока не будет.

Но можно ли вечно опускать 140-миллионную популяцию? Где та красная линия, за которую переходить нельзя, иначе бунт, и есть ли она вообще? Теоретически порог терпильства даже у русских рабов где-то там должен быть. Ведь при царях крепостные порой бар на вилы подымали, а рабочие баррикады строили. Но, боюсь, качество человеческой массы сильно снизилось с тех пор. И, самое главное, у верхов, помимо классических кнута и пряника, появился еще и третий инструмент поддержания господства – зомбоящик. И пока телезависимое поколение не передохнет, ждать революции снизу по большому счету бессмысленно.

Давайте поглядим, до какого положения еще можно безопасно опустить россианцев. Сегодня в замкадской Раше средняя зарплата на уровне 18-25 тыс. руб. (Росстат катает вату про 40 тыс., но он давно уже живет на какой-то другой планете). И ничего, ватная популяция всем довольна и нежно любит партию, правительство и самого фюрера. Кстати, если даже поверить росстатовским сказкам о том, как прекрасно живут россианцы, то картина получается такой, как на картинке – зарплаты на уровне африканских стран.

Но в Африке же аборигены периодически бунтуют? Тунис, Ливия, Египет, Зимбабве опять же… Да, есть такое дело. Но характеристики населения этих стран принципиально отличаются от свойств россианской популяции. Если в теплых бантустанах доля населения до 30 лет составляет 50-70%, то в РФ она на уровне 35% с тенденцией к снижению. Революцию делают молодые, а не старики, и если в том же Египте уровень безработицы среди молодежи достигает 30%, то это фактор повышенной опасности. Население растет быстрее, чем экономика, и миллионы молодых людей оказываются лишними – вот это и есть хворост революции!

В Рассиюшке же население опасного революционного возраста по данным на 2016 г. 20-29 лет составляет всего 20 миллионов голов. При этом одних только пенсионеров – 43 миллиона. Пассивное овощное большинство от 40 лет и выше – более 70 миллионов. Их можно ставить рачком совершенно не опасаясь бунта, что мы и наблюдаем на примере происходящего на наших глазах пенсионного грабежа. В этом сонно побулькивающем болоте любые протестные потуги безнадежно вязнут в тине рабского патернализма и духовноскрепного этатизма.

Но ведь революцию всегда делает пассионарное меньшинство, какие-нибудь 1-2% населения – возразят мне некоторые. Да, но это должно быть меньшинство, которому есть, что терять. Скажем, если у среднего класса в какой-нибудь Мьянме или Бразилии власть начинает отнимать политические свободы или экономические привилегии, тот сразу же выходит на улицу. В РФ средний класс составляет слой привилегированных госслужащих – чиновники, силовики, судьи, менеджмент госкорпораций и аффилированный с государством частный бизнес. Это та часть населения, которая категорически не заинтересована в изменении сложившегося статус-кво.

Исключение из общего правила являет собой разве что столица, где, на дрожжах нефтегазового процветания за 20 лет народился относительно независимый от государства средний класс, но выглядит он чрезвычайно хиленько. К тому же он сильно пропитан конформизмом, идейно незрел и протест в этой среде носит преимущественно пассивный характер, выражающийся в стремлении эмигрировать при ухудшении среды обитания.

Давайте детальнее рассмотрим потенциально опасную часть населения – молодых людей, достигших совершеннолетия, но не перешагнувших 30-летний рубеж. Хочется увидеть в них первое непоротое интернет-поколение – не хлебнувшее совка; не холодеющее от ужаса при воспоминании о лихих 90-х (они его не помнят в силу возраста); не отравленное зомбоящиком (это удел овощей-старперов); космополитичное, презирающее ватный патриотизм, свободно говорящее по-английски; не зараженное пошлым имперством и казарменным этатизмом; мобильное, раскрепощенное, ценящее всякого рода свободы; ориентированное на «постиндустриальные» сектора экономики, а не пожизненное прозябание в бюджетной клоаке (зато стабильность, блеать!). Но в реальности ничего подобного в сколь-нибудь заметном количестве я не наблюдаю.

ПЕРВОЕ , что само по себе уже безнадежно перечеркивает ожидание – махровый инфантилизм россианской молодежи. Нормальной считается ситуация, когда до 30 лет отроки живут с родителями и зависят от них материально. Это очень сильно сказывается на психике. Такой индивид в принципе не способен на протест. Когда же он как бы встает на ноги – тут уж и старость на горизонте, уже не до майданов, свои чада подрастают.

ВТОРОЙ фактор, который снижает революционный потенциал россианского общества – врожденный конформизм молодого поколения. Яблоко от яблоньки падает недалече: трусливые родители-конформисты воспитывают конформистов-детей. Правда последние более практичны, циничны и морально эластичны. Они отлично понимают, что места под солнцем для всех не хватит, и потому надо быть конкурентоспособной особью. Их цель – сделать карьеру на госслужбе, являющейся практически единственным социальным лифтом (прежде всего это относится к силовым структурам). Конечно, у большинства иллюзии со временем будут разбиты, но к тому времени лузеры уже перейдут в овощную категорию и перестанут быть потенциально опасными для правящего режима.

ТРЕТЬЯ причина социальной недееспособности молодого поколения – глубокая его маргинализация. В силу своей профессиональной деятельности мне часто приходится работать даже не в провинции, а в так называемой глубинке, в депрессивных 50-тысячных городах и затхлых райцентрах, где проживает примерно треть населения РФ. Я воочию наблюдаю процесс маргинализации населения, включая молодую его часть. Молодежь разделяется на два потока: одни четко настроены свалить отсюда и любой ценой закрепиться в ближайшем областном центре. Наиболее амбициозные молодые люди стремятся покорить столицу. Для них эталоном жизненного успеха является въехать к 40 годам в собственную квартиру, приобрести машину и успеть до пенсии расплатиться с долгами по кредитам.

Второй категория отроков глубинки, вступающая в большую жизнь, стремится взять все здесь и сейчас. Быстрый путь к успеху – криминал. Простейший способ обретения суррогатного счастья – алкоголь, наркота и фри лав. Глубинка вставшей с колен Рассиюшке абсолютно депрессивна и социально дегенеративна. В провинции дела не многим лучше. Более-менее «креативный класс» оформился лишь в столице, но погоды он не делает.

ЧЕТВЕРТОЕ , и самое главное. В РФ нет того самого «постиндустриального» контура экономики, который бы генерировал запрос на новый общественный уклад. В свое время развитие индустрии и урбанизация в Российской империи создали социальную базу для краха феодализма в стране. При всем своем страхе и нежелании идти в ногу со временем Россия при трех последних царях, хоть и с катастрофическим отставанием, но все же эволюционировала в правильном направлении. Сегодня в РФ наблюдается масштабная инволюция (деградация), когда не формируется новый экономический уклад, а лишь разрушается старый, индустриальный. Базисом экономики становится рентная модель хозяйствования, характерная для Средневековья с той лишь разницей, что тогда преобладала земельная рента, а сегодня в РФ – сырьевая.

По указанной причине никакого нового «пассионарного» слоя в Раше возникнуть не может. Тот, кому тесно и некомфортно в условиях путинской Духовноскрепии, кто не имеет шанса для самореализации здесь, видит только одну возможность – свалить из всего этого дерьма. Да, эмиграция – тоже форма протеста, но это сугубо пассивная его форма. Она серьезно ослабляет правящий режим, но не рождает оппозиции ему внутри общества. Более того, эмиграция стерилизует социальную базу протеста. Именно поэтому кремлядь и не стремится возводить железный занавес по примеру совка – нехай опасный элемент сдристывает.

Революция происходит лишь в обществе, старая политическая надстройка которого перестает отвечать требованиям меняющегося экономического базиса, что порождает неразрешимые в существующей модели управления социальные противоречия. Классический пример: рост промышленности требует массу рабочих, и поэтому в странах, где бурно развивалась промышленность, крепостное право, как пережиток феодализма, ликвидировалось, феодальное дворянство утрачивало доминирующую роль в обществе и монархии уступали место буржуазным республикам.

Противоборство между буржуазией и рентной аристократией за господство в обществе – это принципиальный конфликт, совершенно неразрешимый в рамках феодального общества. Там, где побеждала буржуазия, происходил форсированный переход от аграрного уклада к индустриальному, эти страны начинали развиваться опережающими темпами. Те же общества, где аристократия смогла сохранить свое господство, неизбежно приходили в упадок и вынуждены были меняться или погибнуть.

Теперь честно скажите: какой глубинный социальный конфликт наблюдается в россианском обществе, кто является субъектами этого конфликта? Какая социальная группа представляет собой новый экономический уклад и почему она не может реализовать свои интересы в рамках существующей политической системы? В условиях отката из индустриального общества к феодализму социальные противоречия в принципе не возникают. Конфликт – это двигатель прогресса. Деградация же может протекать в условиях полнейшего консенсуса (это сейчас принято называть стабильностью), что мы и наблюдаем. Таким образом население полностью утрачивает политическую субъектность и ожидать революции снизу не приходится.

Кто-то может возразить в том духе, что конфликт зреет между теми, кто грабит и теми, кого грабят. Ребята, это голимая демагогия! Феодалы Франции грабили крестьян, французские капиталисты грабили наемных рабочих. Но конфликт в 1789 г. возник между буржуазией и монархией, а вовсе не между эксплуататорами и эксплуатируемыми. И на стороне революционеров, и на стороне роялистов сражались друг с другом те самые ограбляемые ими рабочие и крестьяне. Причем потребовалось еще три революции 1830, 1848 и 1871 годов, чтобы буржуазия окончательно демонтировала монархию и прочие пережитки феодализма во Франции.

Схожую с Эрэфией ситуацию мы наблюдаем в Венесуэле. Уж там, казалось бы, население опущено на самое дно – массовый голод, тотальный дефицит, разруха. Средняя по стране зарплата в $30 – это уже на порядок ниже африканского уровня. И где революция? Ее нет и не будет, поскольку внутри Венесуэлы, идущей по инволюционному пути, нет спора между социальными группами (классами) за господство. Борьба внутри боливарианской бюрократии за место у корыта вполне может происходить, но это не повод и не причина для социального взрыва. Поэтому миллионы людей бегут из Венесуэлы (уже сбежало порядка 10% населения), внутри страны происходят и будут происходить голодные бунты, но герильи против боливарианского режима не случится.

Венесуэла превратилась в самую криминальную страну мира, где убивают за еду. Но ведь голодные убивают таких же голодных – это не социальный конфликт, а всего лишь борьба биологических организмов за выживание по законам джунглей. Что безумно шокирует стороннего наблюдателя – это зашкаливающий в барио (так там называют фавелы) уровень поддержки правящего режима, доведшего страну до полного ануса. То есть самые ограбленные как раз и составляют социальную базу грабителей. В РФ та же картина: между ограбленными и грабителями не только нет конфликта, но наоборот – бедные есть надежная опора клептократического режима. Нигде так не истово не любят Пуйло, как в депрессивных городах и вымирающих деревнях.

Так что в принципе при нынешних темпах деградации Великая Раша может стабильно загнивать еще лет 20-30, пробивая одно дно за другим. Постепенно опустится до уровня Венесуэлы, но и тогда восстания рабов в ней не случится.

Но это вовсе не гарантирует, что бандитская Духовноскрепия просуществует еще хотя бы пару лет. Она вообще может навернуться с грохотом и вонью в любой момент. Причина в том, что… (Продолжение следует).


https://kungurov.livejournal.com/212186.html
100 лет существует бандитская власть и ничего......
Добавить вопрос
Имя Цитировать Мне нравится0
Мне нравится0
Почему в РФ до сих пор не полыхнуло?
kungurov

Почему в РФ до сих пор не полыхнуло?

Казалось бы, правящая мафия делает все, чтобы в Рассиюшке майданахнуло. И пенсионеров грабит, и уровень жизни быдломасс успешно снижает в условиях третий год растущих цен на нефть, и налоги взвинчивает безумно, и сажает всех, кого ни попадя, за лайки и репосты, а теперь даже за анекдоты. Элитка сладострастно демонстрирует плебсу свои яхты и дворцы. Но ничего не происходит. Почему?

Ответ прост – россиянцы в массе своей позорные рабы и терпилы. Они терпилами родились, ими же и подохнут. Из искры не возгорится пламя, потому что дерьмо не горит. Сырое – точно. Вот если его высушить до состояния кизяка, то оно может немножко тлеть, коптя и воняя вокруг. Но кремлядь пока в состоянии надежно увлажнять навозную кучу вокруг себя. Так что майдана не будет. Пока не будет.

Но можно ли вечно опускать 140-миллионную популяцию? Где та красная линия, за которую переходить нельзя, иначе бунт, и есть ли она вообще? Теоретически порог терпильства даже у русских рабов где-то там должен быть. Ведь при царях крепостные порой бар на вилы подымали, а рабочие баррикады строили. Но, боюсь, качество человеческой массы сильно снизилось с тех пор. И, самое главное, у верхов, помимо классических кнута и пряника, появился еще и третий инструмент поддержания господства – зомбоящик. И пока телезависимое поколение не передохнет, ждать революции снизу по большому счету бессмысленно.

Давайте поглядим, до какого положения еще можно безопасно опустить россианцев. Сегодня в замкадской Раше средняя зарплата на уровне 18-25 тыс. руб. (Росстат катает вату про 40 тыс., но он давно уже живет на какой-то другой планете). И ничего, ватная популяция всем довольна и нежно любит партию, правительство и самого фюрера. Кстати, если даже поверить росстатовским сказкам о том, как прекрасно живут россианцы, то картина получается такой, как на картинке – зарплаты на уровне африканских стран.

Но в Африке же аборигены периодически бунтуют? Тунис, Ливия, Египет, Зимбабве опять же… Да, есть такое дело. Но характеристики населения этих стран принципиально отличаются от свойств россианской популяции. Если в теплых бантустанах доля населения до 30 лет составляет 50-70%, то в РФ она на уровне 35% с тенденцией к снижению. Революцию делают молодые, а не старики, и если в том же Египте уровень безработицы среди молодежи достигает 30%, то это фактор повышенной опасности. Население растет быстрее, чем экономика, и миллионы молодых людей оказываются лишними – вот это и есть хворост революции!

В Рассиюшке же население опасного революционного возраста по данным на 2016 г. 20-29 лет составляет всего 20 миллионов голов. При этом одних только пенсионеров – 43 миллиона. Пассивное овощное большинство от 40 лет и выше – более 70 миллионов. Их можно ставить рачком совершенно не опасаясь бунта, что мы и наблюдаем на примере происходящего на наших глазах пенсионного грабежа. В этом сонно побулькивающем болоте любые протестные потуги безнадежно вязнут в тине рабского патернализма и духовноскрепного этатизма.

Но ведь революцию всегда делает пассионарное меньшинство, какие-нибудь 1-2% населения – возразят мне некоторые. Да, но это должно быть меньшинство, которому есть, что терять. Скажем, если у среднего класса в какой-нибудь Мьянме или Бразилии власть начинает отнимать политические свободы или экономические привилегии, тот сразу же выходит на улицу. В РФ средний класс составляет слой привилегированных госслужащих – чиновники, силовики, судьи, менеджмент госкорпораций и аффилированный с государством частный бизнес. Это та часть населения, которая категорически не заинтересована в изменении сложившегося статус-кво.

Исключение из общего правила являет собой разве что столица, где, на дрожжах нефтегазового процветания за 20 лет народился относительно независимый от государства средний класс, но выглядит он чрезвычайно хиленько. К тому же он сильно пропитан конформизмом, идейно незрел и протест в этой среде носит преимущественно пассивный характер, выражающийся в стремлении эмигрировать при ухудшении среды обитания.

Давайте детальнее рассмотрим потенциально опасную часть населения – молодых людей, достигших совершеннолетия, но не перешагнувших 30-летний рубеж. Хочется увидеть в них первое непоротое интернет-поколение – не хлебнувшее совка; не холодеющее от ужаса при воспоминании о лихих 90-х (они его не помнят в силу возраста); не отравленное зомбоящиком (это удел овощей-старперов); космополитичное, презирающее ватный патриотизм, свободно говорящее по-английски; не зараженное пошлым имперством и казарменным этатизмом; мобильное, раскрепощенное, ценящее всякого рода свободы; ориентированное на «постиндустриальные» сектора экономики, а не пожизненное прозябание в бюджетной клоаке (зато стабильность, блеать!). Но в реальности ничего подобного в сколь-нибудь заметном количестве я не наблюдаю.

ПЕРВОЕ, что само по себе уже безнадежно перечеркивает ожидание – махровый инфантилизм россианской молодежи. Нормальной считается ситуация, когда до 30 лет отроки живут с родителями и зависят от них материально. Это очень сильно сказывается на психике. Такой индивид в принципе не способен на протест. Когда же он как бы встает на ноги – тут уж и старость на горизонте, уже не до майданов, свои чада подрастают.

ВТОРОЙ фактор, который снижает революционный потенциал россианского общества – врожденный конформизм молодого поколения. Яблоко от яблоньки падает недалече: трусливые родители-конформисты воспитывают конформистов-детей. Правда последние более практичны, циничны и морально эластичны. Они отлично понимают, что места под солнцем для всех не хватит, и потому надо быть конкурентоспособной особью. Их цель – сделать карьеру на госслужбе, являющейся практически единственным социальным лифтом (прежде всего это относится к силовым структурам). Конечно, у большинства иллюзии со временем будут разбиты, но к тому времени лузеры уже перейдут в овощную категорию и перестанут быть потенциально опасными для правящего режима.

ТРЕТЬЯ причина социальной недееспособности молодого поколения – глубокая его маргинализация. В силу своей профессиональной деятельности мне часто приходится работать даже не в провинции, а в так называемой глубинке, в депрессивных 50-тысячных городах и затхлых райцентрах, где проживает примерно треть населения РФ. Я воочию наблюдаю процесс маргинализации населения, включая молодую его часть. Молодежь разделяется на два потока: одни четко настроены свалить отсюда и любой ценой закрепиться в ближайшем областном центре. Наиболее амбициозные молодые люди стремятся покорить столицу. Для них эталоном жизненного успеха является въехать к 40 годам в собственную квартиру, приобрести машину и успеть до пенсии расплатиться с долгами по кредитам.

Второй категория отроков глубинки, вступающая в большую жизнь, стремится взять все здесь и сейчас. Быстрый путь к успеху – криминал. Простейший способ обретения суррогатного счастья – алкоголь, наркота и фри лав. Глубинка вставшей с колен Рассиюшке абсолютно депрессивна и социально дегенеративна. В провинции дела не многим лучше. Более-менее «креативный класс» оформился лишь в столице, но погоды он не делает.

ЧЕТВЕРТОЕ, и самое главное. В РФ нет того самого «постиндустриального» контура экономики, который бы генерировал запрос на новый общественный уклад. В свое время развитие индустрии и урбанизация в Российской империи создали социальную базу для краха феодализма в стране. При всем своем страхе и нежелании идти в ногу со временем Россия при трех последних царях, хоть и с катастрофическим отставанием, но все же эволюционировала в правильном направлении. Сегодня в РФ наблюдается масштабная инволюция (деградация), когда не формируется новый экономический уклад, а лишь разрушается старый, индустриальный. Базисом экономики становится рентная модель хозяйствования, характерная для Средневековья с той лишь разницей, что тогда преобладала земельная рента, а сегодня в РФ – сырьевая.

По указанной причине никакого нового «пассионарного» слоя в Раше возникнуть не может. Тот, кому тесно и некомфортно в условиях путинской Духовноскрепии, кто не имеет шанса для самореализации здесь, видит только одну возможность – свалить из всего этого дерьма. Да, эмиграция – тоже форма протеста, но это сугубо пассивная его форма. Она серьезно ослабляет правящий режим, но не рождает оппозиции ему внутри общества. Более того, эмиграция стерилизует социальную базу протеста. Именно поэтому кремлядь и не стремится возводить железный занавес по примеру совка – нехай опасный элемент сдристывает.

Революция происходит лишь в обществе, старая политическая надстройка которого перестает отвечать требованиям меняющегося экономического базиса, что порождает неразрешимые в существующей модели управления социальные противоречия. Классический пример: рост промышленности требует массу рабочих, и поэтому в странах, где бурно развивалась промышленность, крепостное право, как пережиток феодализма, ликвидировалось, феодальное дворянство утрачивало доминирующую роль в обществе и монархии уступали место буржуазным республикам.

Противоборство между буржуазией и рентной аристократией за господство в обществе – это принципиальный конфликт, совершенно неразрешимый в рамках феодального общества. Там, где побеждала буржуазия, происходил форсированный переход от аграрного уклада к индустриальному, эти страны начинали развиваться опережающими темпами. Те же общества, где аристократия смогла сохранить свое господство, неизбежно приходили в упадок и вынуждены были меняться или погибнуть.

Теперь честно скажите: какой глубинный социальный конфликт наблюдается в россианском обществе, кто является субъектами этого конфликта? Какая социальная группа представляет собой новый экономический уклад и почему она не может реализовать свои интересы в рамках существующей политической системы? В условиях отката из индустриального общества к феодализму социальные противоречия в принципе не возникают. Конфликт – это двигатель прогресса. Деградация же может протекать в условиях полнейшего консенсуса (это сейчас принято называть стабильностью), что мы и наблюдаем. Таким образом население полностью утрачивает политическую субъектность и ожидать революции снизу не приходится.

Кто-то может возразить в том духе, что конфликт зреет между теми, кто грабит и теми, кого грабят. Ребята, это голимая демагогия! Феодалы Франции грабили крестьян, французские капиталисты грабили наемных рабочих. Но конфликт в 1789 г. возник между буржуазией и монархией, а вовсе не между эксплуататорами и эксплуатируемыми. И на стороне революционеров, и на стороне роялистов сражались друг с другом те самые ограбляемые ими рабочие и крестьяне. Причем потребовалось еще три революции 1830, 1848 и 1871 годов, чтобы буржуазия окончательно демонтировала монархию и прочие пережитки феодализма во Франции.

Схожую с Эрэфией ситуацию мы наблюдаем в Венесуэле. Уж там, казалось бы, население опущено на самое дно – массовый голод, тотальный дефицит, разруха. Средняя по стране зарплата в $30 – это уже на порядок ниже африканского уровня. И где революция? Ее нет и не будет, поскольку внутри Венесуэлы, идущей по инволюционному пути, нет спора между социальными группами (классами) за господство. Борьба внутри боливарианской бюрократии за место у корыта вполне может происходить, но это не повод и не причина для социального взрыва. Поэтому миллионы людей бегут из Венесуэлы (уже сбежало порядка 10% населения), внутри страны происходят и будут происходить голодные бунты, но герильи против боливарианского режима не случится.

Венесуэла превратилась в самую криминальную страну мира, где убивают за еду. Но ведь голодные убивают таких же голодных – это не социальный конфликт, а всего лишь борьба биологических организмов за выживание по законам джунглей. Что безумно шокирует стороннего наблюдателя – это зашкаливающий в барио (так там называют фавелы) уровень поддержки правящего режима, доведшего страну до полного ануса. То есть самые ограбленные как раз и составляют социальную базу грабителей. В РФ та же картина: между ограбленными и грабителями не только нет конфликта, но наоборот – бедные есть надежная опора клептократического режима. Нигде так не истово не любят Пуйло, как в депрессивных городах и вымирающих деревнях.

Так что в принципе при нынешних темпах деградации Великая Раша может стабильно загнивать еще лет 20-30, пробивая одно дно за другим. Постепенно опустится до уровня Венесуэлы, но и тогда восстания рабов в ней не случится.

Но это вовсе не гарантирует, что бандитская Духовноскрепия просуществует еще хотя бы пару лет. Она вообще может навернуться с грохотом и вонью в любой момент. Причина в том, что… (Продолжение следует).


https://kungurov.livejournal.com/212186.html
Добавить вопрос
Имя Цитировать Мне нравится0
Мне нравится0
Гость
Цитата
Гость пишет:
Цитата
Гость пишет:
Смотрите внимательно и до конца :
http://www.ntv.ru/video/1574382/
дешовка!!!!
А что так уверенно? Интерес есть в отрицании всего? Так это уже подозрительно. Предложения какие ?
Добавить вопрос
Имя Цитировать Мне нравится0
Страницы: 1 2 3 4 5 ... 8 След.
Текст сообщения*
Загрузить файлы
 
Добавить вопрос


Новости Смоленского региона

Задать вопрос, сообщить о событии или происшествии Вы можете отправив письмо на электронный адрес admin@yarmax.ru
Редакция оставляет за собой право отказать в размещении информации не соответствующей редакционной политике. 
Приглашаем для размещения на нашем портале государственные и муниципальные органы власти, учреждения культуры и спорта, досуга и отдыха.
  • Брендирование
  • Рекламное агентство Вектор


      

Вопрос- ответ




Яндекс.Погода